Синдром Пушкина

Уже на второй день фестиваля “Пролог-Весна” в насыщенную программу вошло сразу три спектакля от разных коллективов, объединенные одной общей темой — творчеством русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Признанного гения русской классики в этом году выбрали сразу три команды: «Академия ХМ!», «Надежда» и театр-студия «Паяцы». Удивительно, но каждому коллективу удалось сохранить свой собственный стиль, свое образное мышление. Даже не знаю, можно ли сравнивать такие разные задумки, но все же попытка – не пытка.

В постановке «Анджело» «Академии ХМ!» я раскрыла для себя Пушкина как великого философа. Он размышлял устами персонажей, затрагивал самые глубокие нравственные проблемы: честь и достоинство, милосердие и любовь. Думая об «Анджело», я вспоминаю поговорку из «Капитанской дочки», автором которой также является Пушкин: «Береги платье снову, а честь – смолоду!»

С самим произведением я ранее не была знакома, и это заставило ощутить некую напряженность, неопределенность. Признаюсь, поначалу было трудно сосредоточиться: мне с трудом давался возвышенный Пушкинский слог, да и сама тема показалась скучной. Но с каждой репликой актеры буквально заражали меня своей историей. Мне действительно было любопытно, чем же все-таки закончится история? Помилуют ли Анджело или казнят? Пойдет ли на сговор Изабелла?

Надо отдать актерам должное: соорудить образ практически из ничего, без всякого грима, костюмов, декораций, даже без особого пластического выражения, используя лишь актерский талант, удается не каждому. У «Академии ХМ!» это получилось блестяще. Меня особенно впечатлило то, что ребята смогли избежать строгого деления персонажей на плохих и хороших. Ведь гораздо интереснее, когда герой вызывает сомнения!

Кардинально противоположное направление постановки выбрал коллектив «Надежда». Их постановка «PUSHKIN.ПОЭМЫ» совершенно не соотносилась с моими еще не остывшими впечатлениями об «Анджело». «Надежда» показала нам сразу четыре поэмы, соединенные, на мой взгляд, «наукой страсти нежной». Это – про любовь. Любовь страстная, жадная. Ревностная, всепоглощающая. Эгоистичная.

Если бы мне пришлось рисовать мои впечатления, это были бы ярчайшие оттенки красок, причем широкими, вольными мазками.

Если предыдущий спектакль опирался на искусство слова, то здесь доминировала пластическая сторона. Хореография… Язык тела заменял реплики. Боже мой, это просто невероятно! Так показать особенности, настроения, обычаи каждого народа, представленного на сцене: цыганы, поляки, черкесы, грузины -  восточная культура так и сочилась из каждого движения. Ну как, скажите мне, как можно так блестяще выразить дух табора, а в следующей сцене сразу же соблазнительно изображать красавиц гарема?!

А костюмы? Всего несколько деталей, и вот уже готов совершенно другой образ. Нет, все-таки в этом смысле постановка гораздо богаче скудного коричневого цвета «Анджело». Детали то и дело возникают в памяти: мерцающая бирюзовая ткань, звенящие монетки на парче, струящиеся атласные волны, искрящийся взгляд цыганки Земфиры.

Еще одно отличие от первой постановки – я, как любой уважающий литературу школьник, знала, что меня ожидает. Я читала все эти поэмы, поэтому мне было просто уловить настроение каждой сцены. Особой нагрузки я не почувствовала, размышлениям не предавалась, а просто наслаждалась происходящим.

Обрадовало то, что не было вторых ролей, массовки: у каждого актера была своя яркая главная роль, и герои постоянно сменяли друг друга. Это хорошо, потому что приятно каждый раз видеть новые лица, а не театр одного артиста.

«Паяцы» же в этом году остались верны себе: постановка «Страсти по Мусеньке» - рифма прошлогоднего спектакля «Мир, которого нет». Некоторые движения, приемы, основанные на ритме как основном элементе спектакля, сохранились. Юмор, тонкий, возбуждающий, абсолютно своеобразный, также сохранился с прошлого года.

Но идея стала глубже. Коллектив углубился в изучении творчества Цветаевой и Пушкина, будто пропустил поэтов через себя, через свое «я», слился с ними. После спектакля я пребывала в полнейшем шоке минут семь. Это немой восторг. Наверное, я человек слабый, ведь из года в год «Паяцы» приводят меня в замешательство. Это своего рода психическая нагрузка!

Можно заметить, что «Страсти…» были абсолютно не похожи на постановку «Надежды», хотя (внимание!) оба спектакля объединялись поэмой «Цыганы»! Именно историей Алеко и Земфиры заинтересовались оба коллектива. Услышав со сцены монолог Мусеньки о цыганах, я закатила глаза и вздохнула, про себя подумав: «Ну вот, опять!». Да уж, я явно недооценила студию Андрея Левицкого. Если «Надежда» опиралась на традиционную форму изложения (сам сюжет поэмы), то «Паяцы» преподнесли нечто ну совершенно ни с чем несравнимое! Хореография у них была несколько иная, опять же, с соблюдением четкого ритма и слаженных движений. Сцены из поэмы представили как мини-этюды, ну, знаете, такие замершие композиции. Реквизита у них было больше всех, да и «палитра» персонажей была разнообразнее: тут вам и оживший памятник, и овечка, и вся семья Мусеньки, и Евгений Онегин с Татьяной Лариной. Фирменная Онегинская фраза: «Чем меньше женщин мы любим, тем больше нравимся мы ей» была так забавно интерпретирована, что смеялся весь зал!

Ну что еще добавить? Сегодняшний день войдет в историю «Пролога», как «Пушкинский день». Невероятно, сколько многообразия в одном человеке! И как много пространства для творчества!

Худиева Илаха

10 класс, ГБОУ СОШ № 659